Большое интервью Макса Гринфилда для журнала GQ

17-10-2016, 21:43
Большое интервью Макса Гринфилда для журнала GQ
Первая большая роль к Максу Гринфилду пришла относительно недавно. Сериал «Новенькая» стал для актера трамплином к началу успешной карьеры как на телевидении, так и в кино. На данный момент на счету Макса съемки в шести сезонах мегапопулярного сериала, а также участие в нескольких известных фильмах. Предлагаем вам прочитать большое интервью Гринфилда, опубликованное в журнале GQ.

Многие поклонники «Новенькой» познакомились со Шмидтом, как с сексуально одержимым персонажем, которым он был в 1 сезоне, склонным к нарушению порядка и оголению торса, за что неоднократно клал деньги в специальную банку-засранку. Несколько забавных шуток, но это было его фишкой. Спустя 6 сезонов Шмидт хоть и остается тщеславным и навязчивым, но сценаристы ловко открывают новые черты, казалось бы, поверхностного Шмидта, усложняя его характер. В основном через его привязанность, а в конце концов женитьбу с лучшей подругой Джесс - Сиси.

В настоящее время 36-летний Гринфилд тоже вырос: он - муж, отец (6-летней дочурки и годовалого сына), появился в таких фильмах как «Здравствуйте, меня зовут Дорис» с Салли Филдс и «Игре на понижение», принял участие в озвучке мультфильма «Ледниковый период: Столкновение неизбежно». Но так как он в основном еще долго будет привязан к своему персонажу Шмидту, мы связались с ним, чтобы узнать, что происходит в его жизни после (и во время) любителя кардигана и соседа-с-золотым-сердцем.

- Мне всегда было интересно: вы смотрите каждый эпизод «Новенькой»?
- Многие. Мы постоянно импровизируем и забавно посмотреть, что же из этого вышло, что режиссеры включат в финальную версию. Что-то вроде: «Боже, невероятно, они использовали это!» Будто тебя будят в 4 утра, ты снимаешься в сцене, а потом, с уже ясной головой, смотришь эпизод и такой: «Я вообще не помню этого».

- А дочка смотрит сериал?
- Она еще слишком мала. Ей это неинтересно. Иногда она говорит: «Может я увижу тебя в телевизоре?» Ждет минутку, а потом такая: «Все. Включай мои мультики».

- Стеф Карри (прим. пер. - проф. баскетболист) как-то сказал, что его дочь знает, что дома он «папа» и «Стеф Карри», когда надевает свою форму. Ваша дочка тоже разделяет вас на два человека?
- Мы много куда выходим, и люди иногда хотят сфотографироваться или что-то спросить, и в эти моменты она смотрит в немым вопросом в глазах: «Какого хрена творится?» Сейчас, когда кто-то подходит к нам, а я говорю: «Не знаю, я же сейчас со своим ребенком, мне немного неловко», она отвечает: «Ой, пап, все в порядке. Просто сфотографируйся». Она все понимает. Это очень странно. Но она кажется довольно подкованной во всем этом. В 6 лет-то.

- Должно быть было весело работать над «Ледниковым периодом», учитывая, что она подходит по возрасту для него.
- Да, она сразу загорелась этим. Хотя, как мне показалось, постаралась немного успокоить меня, когда смотрела мультик. Сказала: «Папа, ты проделал хорошую работу». А я ответил, что мне нужно не ее одобрение, а чтобы ей понравился сам мультфильм.

- О чем ты не знал до появления дочери?
- Каково это - иметь дочь. Вы не понимаете, как отреагируете на ее появление, и такой: «Надеюсь, что я справлюсь». Думаешь, что ничего лучше не сможешь сделать. Теперь у меня есть сын. Та же история. Но я так счастлив, что у меня есть эти 2 дурачка.

- Во второй раз должно быть легче, правда?
- Нет, нет. Намного сложнее. Боже. Иметь двоих детей - это будто их у тебя 1000. Это планирование, движение и мобильность. Теперь это наше все.

- Ваши родители смотрят сериал?
- О, да, он будут смотреть что-угодно. Они активно пользуются Гугл Оповещениями.

- Могло быть хуже.
- К счастью, я ужасно скучный. Стучу по дереву, чтобы не сглазить, и это очень плохо.

- Они звонят вам и спрашивают: «Что ты делал в этом эпизоде?»
- Они настолько удивлены, что у меня есть работа, и я чем-то занят, что чем именно я занимаюсь их уже не волнует.

- Ты играл в школе или уже будучи постарше?
- Немного. Мне казалось, что актеры (а я тогда много смотрел SNL) - эти ребята супергерои, это нереально для всех, кто не обладает сверхчеловеческой силой. Поэтому я играл немного в школе, но не думал заниматься этим профессионально. А потом переехал в ЛА, тут-то и прижала нужда. Мне ничего не оставалось. Я бросил колледж и подумал: «Что ж, других вариантов нет. Я мог бы заняться тем, что мне действительно нравится».

- Как отреагировали родители?
- Они были в ярости. Просто с ума сошли. Я знал, чем хочу заниматься. Бросая колледж, думал не «я не уверен в этом», а «я собираюсь стать актером». Думаю, он понимали, как малы шансы. Уверен, у них были мысли: «Сколько лет пройдет, прежде чем он пойдет в утиль и поймет, что это не сработало? И что тогда будет делать?» Это страшно.

- И какое-то время вы скакали из одного шоу в другое. Они давили как-то на вас?
- Нет. Мои родители были самыми лучшими. Очень поддерживали меня. Очевидно, что они тоже боялись. Но для меня эти скачки туда-обратно значили, что я уж близок к цели, осталось лишь понять, что нужно сделать. Я часто почти получал то, что нужно, но все обламывалось, и ты думаешь: «Может ничего и не произойдет?» Однажды мы с женой шли, у нас уже родился первый ребенок, и я думал: «Все, я так больше не могу». Я действительно был на грани, пытаясь найти что-нибудь, и тут появилась «Новенькая». Полнейшее безумие.

- Вы бы хотели изменить свой путь? Думаете, ранний успех - это плохо?
- Ранняя слава действительно пугает. Особенно в актерстве. Думаю, 20 лет - это полный трындец всей жизни. Вы пытаетесь понять, кем являетесь, найти свой путь и выяснить, чего хотите от жизни. Каждый день вы думаете, что знаете ответы на все эти вопросы и одновременно ничего не понимаете. Это и правда сложный возраст, сбивающий с толку. Думаю, даже один из самых сложных периодов нашей жизни. Мне кажется, что если вы стали известны в это время, то вас это пугает. Потому что вы все еще заняты этими вопросами о жизни, а успех не отвечает на них. Вот почему так много актеров и актрис, прославившиеся в 20 лет или раньше, срываются, а все такие: «Да, они обычные люди и занимаются тем же, чем и все остальные, но, находясь на таком уровне, каждая ошибка дорогого стоит». Так они, бл*ть, просто в ужасе. И это нормально. Например, когда вы не известны, то можете веселиться и никто не узнает ни о чем. Поэтому да, думаю, стать известным в 30 лет - это, возможно, лучше всего. И у себя я бы ничего не менял. Какой бы сложной не была жизнь в то время, я бы оставил все, как есть.

- Так что же изменилось к 30-ти годам? Вы узнали ответы на эти вопросы или понимаете, что не знаете?
- Думаю, становясь родителями, вы получаете более четкое представление о жизни. И как только ты научишься забывать обо всем, позволять всему идти своим чередом, то жизнь становится интереснее и менее напряженной.

- Экранный брак с Сиси переносится за кадр? Из-за того, что вы так долго работаете вместе, не стали ли похожи на старую супружескую пару?
- Мы все похожи на супружескую пару. Все пятеро. Я бы не выделял двух конкретных людей. Думаю, если уж ты так хочешь услышать ответ, то мы с Джейком больше всего подходим на роль семейной пары. Не знаю, сколько лет я смогу делать это.

- Так приятно слышать, потому что это добавляет искренности в сериал.
- Мы будем жаловаться друг на друга до конца шоу, а потом через месяц такие: «Боже, я так соскучился по этим придуркам!»

- Кто больше всего похож на своего персонажа?
- Думаю, мы все по чуть-чуть похожи на них. На 1/4 где-то.

- Что в Максе есть от Шмидта?
- Думаю, слишком частые неврозы. Благоразумный стиль, а в остальном мы не похожи.

- Это как?
- Это когда ты будто немного стянут. Частенько я думаю: «Ох, мужик…» Я надеваю прикид, хожу весь день в застегнутой рубашке, кофте, туго застегнутых брюках. И вы чувствуете себя как: «О, я сегодня в костюме».

- По чему вы скучаете больше всего из той жизни, когда еще были непризнанным актером?
- Ни по чему. Я был безработным. И теперь счастлив, что она у меня есть. Самое плохое из всего этого только то, что люди постоянно хотят с тобой сфотографироваться.

- Вы не боитесь прославиться настолько, что невозможно будет спокойно выйти на улицу?
- *смеется* Нет. Всем плевать. Я же не Биттлз. И не собираюсь становится таким. Обещаю, со мной этого не случится.

- Вы не боитесь застрять в образе Шмидта?
- Люди сейчас иначе воспринимают сериалы. Так, например, раньше сериал «Розанна» в прямом эфире смотрело более 50 млн человек. Сейчас это около 2 млн, а просмотревших в записи или в интернете, вероятно, в сумме получится около 5-6 млн человек. Думаю, у нас есть устойчивая база поклонников, которая идентифицирует меня со Шмидтом, но не уверен, что полностью переносят на меня этот образ. Кроме того я стараюсь делать вещи, которые отличаются от этого характера, и, надеюсь, показываю на что способен я сам. Не хочу, чтобы появляясь в каком-нибудь серьезном или политическом фильме, или даже в небольшой роли, люди, пришедшие на сеанс, восклицали: «Смотри, это же Шмидт!»

- Вы же снимались с Принцем.
- Это было невероятно. Мы афигели, когда он появился на площадке, потому что не были уверены, что он вообще появится.

- Думали, он может просто не придти?
- Да, кто ж знал-то? Он мог сказать: «Знаете что? Мне не нравится погода за окном». И не придти. Но он пришел, и мы вместе были на съемочной площадке. Когда вы долгое время снимаетесь в ситкоме, бывают моменты, когда он уже не так популярен или появляется новый сериал, или ты не супер-важная шишка на ТВ, и вам не всегда кажется, что вы делаете крутой продукт. В общем, он снялся у нас, и теперь вы никогда не сможете сказать, что мы сделали фигню или какое-то убожество. Это типа: «Пошел ты нахрен, парень. Принц сделал наш сериал».


Перевод: https://vk.com/new__girl
Комментарии (0)


Комментарий не должен содержать оскорблений,
нецензурных слов, рекламу или сссылки на другие сайты